Головна / Кормош Милан. Противодействие. Попытка повлиять на результаты тестирования с применением полиграфа: случай из практики

Кормош Милан. Противодействие. Попытка повлиять на результаты тестирования с применением полиграфа: случай из практики

Кормош Милан. Противодействие. Попытка повлиять на результаты тестирования с применением полиграфа: случай из практики // Актуальні питання теорії та практики використання поліграфа : збірка статей / за заг. ред. В. О. Шаповалова. — К. : Освіта України, 2016. — 170 с. — (Серія: Бібліотека Колегії поліграфологів України), С 103-111.

Кормош Милан, доктор философских наук, психолог, полиграфолог, главный государственный советник Криминалистично-экспертного института Президиума Полицейского корпуса Министерства внутренних дел Словацкой республики. Словацкая Республика, г. Братислава.

Правда и ложь с незапамятных времен идут рука об руку. Они друг другу очень близки. Мы даже назвали ложь родной сестрой правды. Как же их бывает трудно отличить…

Введение

Человек всегда искал пути к тому, чтобы его обман не был раскрыт. Вся история человечества переполнена более или менее удачными попытками, когда «Homo sapiens» по разным причинам старательно стремился выглядеть в глазах общества тем, кто говорит правду. Хотя сам знал, что это не так. Он пробовал и придумывал все что угодно, что помогло бы скрыть собственную ложь. Все эти попытки привели к существованию того, что сегодня мы, в области «психофизиологической» экспертизы, знаем в английской научной терминологии как «countermeasure». В словацкой терминологии данное обозначение переводится как «противодействие» protiposobenie), также употребляется синонимичное название «противомера».

Суть «противодействия»

Речь идет о том, чтобы добиться снижения эффективности процесса проверки правдивости различными методами (средствами). Напомним, что является основной целью всей процедуры проверки правдивости: с одной стороны, выявить тех, кто совершил антисоциальные действия и стараются это скрыть, и, с другой стороны, «оправдать» тех, кто оказался среди подозреваемых, но антисоциальных действий не совершал.

Под термином «противодействие» подразумеваем совокупность различных способов, применение которых способствует изменению, понижению или даже невозможности определить ценность полученной информации от испытуемого посредством записанных физиологических параметров. Образно говоря, применение «противодействия» может привести к искажению полученных данных. Таким образом, результат тестирования может быть отнесен к категории «неоднозначный» вместо «неправдивый». Согласно справочнику бюро таможенной службы и пограничной охраны министерства внутренней безопасности США (U. S. Customs and Border Protection, 2007), под «противодействием» подразумевается любая активность человека, реализованная с целью повлиять на результат процесса проверки правдивости — поведение, движение, когнитивные процессы и в том числе лекарства. Нужно отметить, что в бюро таможенной службы и пограничной охраны проводят проверки правдивости в большом объеме.

Проблема «противодействия» вовсе не нова. В научной литературе термин «противодействие» появляется уже в 1885 году, когда было сконструировано первое техническое оборудование для определения лжи. Так как процесс проверки правдивости изменялся, появлялись и новые попытки «обмануть» данное техническое оборудование. Все время люди искали пути, с помощью которых можно было бы снизить эффективность методов детекции лжи средствами «противодействия». Количество способов «противодействия» выросло настолько, что возникла необходимость их классификации. На сегодняшний день подробно описано несколько видов способов «противодействий»: физиологические, физические, фармакологические, поведенческие, спонтанные и т. д.

Когда речь идет о практическом применении психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа, можно однозначно констатировать, что очень мало субъектов, подвергающихся проверке правдивости, не имеет хотя бы элементарных знаний об этой узкоспециализированной области. Встречаются и такие случаи, когда субъект обладает большим объемом качественной и точной информации о «противодействиях». Некоторые люди «хвастаются» своими знаниями сразу же в начале тестирования, некоторые при знаются после того, как полиграфолог обращает внимание тестируемого на «нестандартное» проявление физиологических реакции во время тестирования.

Нижеприведенный отрывок немного приоткрывает завесу в область практического применения одного из способов «противодействия». Отрывок показывает процесс расследования, где тестируемый субъект применяет метод психологического «противодействия», чтобы скрыть проблему в одной из проверяемых областей (коррупцию). Давайте рассмотрим этот случай.

«Противодействие» — пример из практики

С целью проверки правдивости, на специализированное рабочее место в МВД прибыл работник, претендующий на место в определенном отделе. (В данном отделе необходимо, в соответствии с надлежащим указом, проверить правдивость нового работника посредством психофизиологической экспертизы в заранее указанных областях).

Мужчина средних лет, стройный, спортивного телосложения, получивший высшее техническое образование. На исследование приехал в гражданской одежде. Внешне выглядел уравновешенно, говорил уверенно. Поведение было строгим, но вместе с тем вежливым. Его походка была твердой. Интонация голоса спокойна, местами подчеркивала смысл сказанного. Его жесты соответствовали данной обстановке. Мужчина вошел в комнату, где проводилось тестирование, и протянул специалисту руку. Пожатие руки было средней силы, по времени непродолжительным. Даже за это короткое рукопожатие специалист смог зарегистрировать тремор в верхней конечности и очень сильную влажность ладони у мужчины. Такой сигнал не соответствовал общему поведению мужчины.

Вступительная беседа прошла плавно. Тестируемый (субъект) отвечал на вопросы, задаваемые специалистом, своевременно, без длительных задержек. Совместно прошлись по необходимым формальностям. Подтвердили согласие относительно проведения тестирования. Часть разговора была посвящена профессиональной карьере, короткой личностной характеристике, побуждениям к переходу на новое рабочее место. За все время разговора полиграфолог наблюдал за внешними проявлениями физиологии тестируемого. Вопреки тому, что внешне тестируемый выглядел спокойным, даже непринужденным, физиологические проявления, наблюдаемые невооруженным глазом, предсказывали совершенно другое внутреннее состояние.

В принципе, все это можно было назвать нормальным и легко объяснимым. Сначала поведение мужчины было связано с первоначальным страхом «непознанного», до сих пор не пережитого опыта и осознанием того, насколько важен данный тест для следующего процесса трудоустройства. Другими словами, поведение соответствовало обыкновенному поведению людей, которые впервые проходят тестирование. С другой стороны, несоответствие между наблюдаемым поведением и актуальной физиологией может быть одним из веских указателей, привлекающих внимание специалиста.

Интервью постепенно достигло стадии, в которой предстояло знакомство тестируемого с вопросами, являющимися предметом тестирования. Данные вопросы представляют проверяемые области (сферы), интересующие служебные органы. До начала проверки, тестируемый знакомится с вопросами (специалист их читает и вместе с тестируемым разбирает). Смысл вопросов должен быть объяснен тестируемому. Поскольку данный этап играет в процессе тестирования важнейшую роль, ему уделяется значительное внимание до тех пор, пока специалист не убедится, что тестируемый разобрался со всеми вопросами. Далее тестируемый должен описать своими словами смысл прочитанного вопроса и устно подтвердить, что понял вопрос.

В описываемом случае предметом экспертизы были четыре проверяемые области (сферы). За все время разговора поведение тестируемого было стандартным, лишь при проверке одной из проверяемых областей можно было заметить внешнее изменение. Цвет лица тестируемого становился более насыщенным, также опять появился тремор в верхних конечностях, беспокойство нижних конечностей, ускорилась вентиляция легких, визуально было видно, что человек себя чувствует не комфортно, не в своей тарелке. Были заметны и другие невербальные изменения. Для специалиста данное поведение контрастировало с полученным ответом на вопрос из области коррупции. Одновременно это мог быть сигнал, в какой из областей может появиться проблема во время непосредственно тестирования.

Процесс проверки продолжался, далее следовала часть под названием «калибровочный (ознакомительный) тест ЦВОС». Цель этого теста — зарегистрировать актуальную степень физиологического реагирования. Это короткий тест, состоящий из шести вопросов, один из которых звучит следующим образом: «Что касается сегодняшнего тестирования, вы ответите на все вопросы правдиво?» Тестируемый ответил: «Да». На шкале интенсивности записанных реакций организма на задаваемые вопросы реакция на данный вопрос была максимальная. Интенсивность реакции показывает, при каком из вопросов уровень стресса у тестируемого повысился до самого высокого уровня. С другой стороны, можно отметить, что интенсивность записанных реакций указывает на факт, что при некоторых вопросах тестируемый усиленно «думал» или «размышлял».

Мы должны заметить, что реакция на данный вопрос (область коррупции) была гораздо более отчетливой, чем реакции на остальные вопросы. Данный факт имеет для психологии большое значение. Тестируемый человек хоть и заявил, что будет отвечать правдиво на все вопросы, его «внутренний настрой» говорил о другом. Значит, существовала реальная причина, почему один из шести тестовых вопросов вызвал у тестируемого высокий уровень стресса. Существовала конкретная причина, почему тестируемый настолько интенсивно «обдумывал ответ на данный вопрос во время проведения теста». Специалист получил явный сигнал, хоть пока и не знал, в какой из проверяемых областей, являющихся предметом тестирования — области, которые запросил проверить будущий работодатель — тестируемый готов сказать неправду. У специалиста уже была общая информация, и небольшой ориентировочный образ — собственное наблюдение невербального поведения в начальной части разговора. Для более ясного понимания стоит описать основную характеристику хода физиологических реакций организма тестируемого лица, с точки зрения их качества. Физиологические реакции были на записи (в данном случае) явными в течение всего процесса, у них наблюдалась отчетливая структура с визуально хорошим отличием по сравнению с другими реакциями. Острые, легко читаемые реакции с нужными показателями, позволяющими дать оценку в соответствии с международными правилами.

После калибровочного теста наступил этап непосредственно тестирования. Форма тестирования включала в себя четыре проверяемые области (сферы проверки), которые представляли отдельные вопросы. Запись физиологической активности организма с первого же вопроса показывала совершенно иную картину во всех каналах, нежели во время калибровочного теста. Физиологические каналы (дыхание, сердечная и электродермальная активность) внезапно изменились. Казалось, что тестируемого «заменили». На стуле как будто сидел кто-то другой. Реактивность организма резко понизилась. Интенсивность записанных реакций была минимальна: неструктурные, неявные отличия. Общая картина говорила об одном: записям такого вида невозможно дать оценку. Специалист в тактических целях записал ответы на еще несколько вопросов и попросил тестируемого открыть глаза. Затем прекратил тестирование и заявил, что продолжит только в случае, когда выяснится, что было причиной резкого изменения физиологических реакций. Попросил тестируемого дать пояснения. Тогда тестируемый сказал: «О да, я же вам забыл сказать не то важное. Я всегда, когда закрываю глаза, автоматически попадаю в альфа-уровень (изменение состояния сознания). Получается автоматически. Я несколько лет тренировался, и эта стратегия мне очень помогает в обычной (повседневной) жизни». Специалист сосредоточенно выслушал и спросил: «Я понимаю все, что вы сказали. Не понимаю только одно. Вы сказали, что автоматически, когда закрываете глаза, попадаете в альфа-уровень». Тестируемый кивнул головой в знак согласия и дополнил: «Как закрываю глаза, тут же вхожу в альфа-уровень. Всегда». Специалист продолжал: «Объясните мне тогда, пожалуйста, как это возможно, что во время калибровочного теста ваши глаза были закрыты, но ход физиологической активности был стандартный. Но непосредственно во время теста ваши глаза были опять закрыты и физиологическая активность вашего организма резко поменялась. Вы настаиваете на том, что всегда, закрывая глаза, попадаете в альфа-уровень. В таком случае, меня интересует, почему вы не попали на упомянутый уровень во время проведения калибровочного теста.

Почему эта «автоматика» сразу не сработала?» С этого момента в комнате воцарилась тишина. Тестируемый не ответил, лишь смотрел в пол. Тишину прервал специалист вопросом, хочет ли тестируемый пройти проверку, как об этом сообщил в начале разговора. Ответ был однозначным: «Да, хочу пройти тестирование. Без этого не получу должность, которая меня интересует». Специалист спросил, сможет ли тестируемый оставаться с закрытыми глазами и не менять при этом состояние сознания. «Да, без проблем. Смогу это выключить». (В итоге тестируемый убедил специалиста во время проведения калибровочного теста в том, что сможет «выключить» механизм и не попасть «автоматически» в альфа-уровень. Его глаза были закрыты, но сознание осталось неизменным. Если бы тестируемый настаивал на том, что не сможет «выключить» автоматику, тестирование проходило бы с открытыми глазами).

Получив положительный ответ, специалист продолжал проверку. Запись физиологических реакций снова была стандартной, как и во время проведения калибровочного теста — вопреки закрытым глазам. Следующий ход исследования проходил в соответствии со стандартным порядком и вступил в заключительную фазу: анализ.

Заключение было неоспоримым. На основании записанных физиологических реакций организма во время проведения теста, специалист сделал однозначное заключение: тестируемый не ответил правдиво на один из вопросов, представляющих соответствующую область. Это была область коррупции.

С учетом общего результата, в итоге были выяснены все факты, имевшие место в данной истории. Разногласие с общим поведением тестируемого наблюдалось с момента его первого появления на рабочем месте (внешне самоуверенное, даже доминирующее, контрастировало со слишком коротким рукопожатием, влажной ладонью и тремором в верхних конечностях). Однозначные реакции также показал калибровочный тест при вопросе, будет ли тестируемый во время проведения проверки отвечать правдиво (вербальный ответ звучал «да», но внутренний замысел был другим, что подтвердилось записанными физиологическими реакциями во время тестирования). Все сложилось в одну картину. Происходящее объяснилось однозначным выводом. Тестируемый ответил не правдиво на одну из четырех проверяемых областей, на вопрос, касающийся коррупции.

Последним этапом экспертизы является ознакомление тестируемого с результатами. Тестируемого вызывают прокомментировать результат и рассказать свое мнение, объяснить несоответствие между вербальным ответом на конкретные вопросы до начала тестирования и записанным результатом. В данном случае тестируемый подготовил следующие ответы: «не верю данному прибору», «машина ошиблась», а в конце следовало заявление: «может, не упомянул что-нибудь, что залежалось глубоко в подсознании», и это стало причиной неуспешного тестирования при вопросе о коррупции. Впрочем, под конец психологического интервью тестируемый сделал заявление о том, что обусловило данный результат. Привел те факты, которые скрыл в начале проверки. Содержание данных фактов составило основу для формулировки вопросов повторного тестирования, проведение которого он достаточным образом объяснил и оправдал. В конце исследования тестируемый лаконично заявил, что «не все правда, что я в интернете читал».

В конце концов, тестируемый успешно прошел проверку правдивости со второй попытки, с конечным результатом «правдивый». Этот факт ему помог занять должность, на которую он претендовал.

Приведенная история является практической демонстрацией попытки применить одну из форм «противодействия» во время проведения психофизиологической экспертизы. В данном случае речь идет о психологической форме «противодействия». Попытка провалить запись физиологических реакций была раскрыта в начале и была остановлена. Продолжение следовало только после заявления тестируемого, что в следующем тесте откажется от подобных попыток.

Приведенная выше история демонстрирует несколько моментов, которые подготовил тестируемый, чтобы достичь своей цели: скрыть проблему в одной из проверяемых областей и попробовать «обмануть» специалиста и полиграф. Одновременно это доказывает тот факт, что правда не всегда находится лишь в словах.

Заключение

«Countermeasure» — «противодействие». Средства, применяемые тестируемым лицом, чтобы воспрепятствовать обнаружению или же ограничить реакцию организма путем нейтрализации собственной физиологии. Все с единственной целью: победить полиграф. Одновременно тестируемый старается ввести в заблуждение специалиста, который ведет проверку. Мотивация здесь понятна: искусственно добиться фальшивых результатов, или же старательно вмешаться в процесс психофизиологической экспертизы.

«Противодействие» — все чаще встречающееся явление, которое сопровождает проверку правдивости. Как утверждают авторы: Сошников, Комиссарова, Пеленицын (2008), некоторые люди осуществляют «противодействие» спонтанно, некоторые это планируют намеренно. Нужно сказать, что эффективность всех видов «противодействий» зависит от многих факторов, включая методику тестирования, личностные качества тестирующего специалиста, субъективные психофизиологические свойства тестируемого человека, а также квалификацию (профессиональные способности) специалиста. Работает правило: чем опытнее специалист, чем больше использованных тестовых методик, тем меньше эффективность «противодействий». Во многих случаях бдительный, чуткий специалист-полиграфолог, вооруженный нужными знаниями и навыками, может раскрыть попытки использования «противодействия».

Своевременное распознавание попыток использования «противодействия» и их последовательное элиминирование во время проведения психофизиологической проверки правдивости значительно помогает достичь объективного конечного результата, который можно положить на одну из воображаемых чаш весов греческой богини Фемиды, представляющую справедливость и закон.